Интервью

Владимир Сорокин: «Для писателя Россия – это Эльдорадо»

Один из самых читаемых российских писателей понимает творчество как удовольствие и стремится удивлять самого себя.

«Литературное занятие - это, прежде всего, удовольствие, а потом уже работа». Так понимает творческий труд Владимир Сорокин - один из самых читаемых российских писателей, отметивший в августе 55-летний юбилей.

Удовольствие Владимир Сорокин получает вот уже почти сорок лет с момента литературного дебюта. За это время он удостоился нескольких наград, оброс армией поклонников и славой скандального писателя. Причем всё это не только в России, но и за рубежом.

Критика давно «разобралась» с Сорокиным, квалифицировав его как постмодерниста и основного представителя концептуализма в русской литературе. Сам же писатель, судя по его высказыванию в интервью российскому телевидению, относится к таким определениям скептически.

«Я не занимаюсь собственной классификацией, это абсолютный абсурд, - сказал Владимир Сорокин. - Как пишется, так и пишется. Каждая вещь - это попытка найти новое в себе и в окружающем мире. Именно поэтому мои вещи такие разные, что многие критики говорят: «есть несколько Сорокиных». Ну, и слава Богу. Главное - удивить себя, чтобы литература не была рутиной».

На сегодня литературное наследие Владимира Сорокина выглядит весьма внушительно. В нем 9 романов, один из которых - «Голубое сало», книга 1999 года - вызвал больше всего споров и даже попытку судебного разбирательства. Молодежная общественная организация обвинила Сорокина в распространении порнографии.

Среди сотни рассказов писателя самым обсуждаемым был сборник под названием «Сахарный Кремль». Немало шума наделало оперное либретто по заказу московского Большого театра. Спектакль «Дети Розенталя» - пожалуй, единственная антиутопия в ёрническом духе, поставленная на этой прославленной и довольно консервативной сцене.

В юбилейный год Сорокин отметился новым произведением - повестью «Метель». Она множеством ниточек связана с русской классикой: прежде всего вспоминается, что и у Александра Пушкина есть повесть с точно таким названием.

«Я решал несколько задач, о которых давно задумывался, - прокомментировал свое новое сочинение Владимир Сорокин. Во-первых, мне захотелось написать классическую русскую повесть - и вот, наконец, «сбылась мечта идиота». Во-вторых, захотелось описать метель как героя. Кто она такая, эта метель? Ну и наконец, метель как русский путь - бесконечный зимний путь в никуда. Собственно, это и есть наша жизнь".

Описание этой жизни невозможно без использования гротесковых средств, считает Владимир Сорокин.

«Есть такая вещь, как русский гротеск: непредсказуемость и абсурд нашей жизни, - сказал писатель. - Гоголь, живший, как известно, не в XX веке, описал абсолютно гротескную Россию, и до сих пор его роман «Мертвые души» помогает нам объяснять страну, в которой мы живем. Большевики добавили гротеску ужаса, уничтожив десятки миллионов людей, но изначальный «бульон» сохраняется».

«Для писателей Россия - это, конечно, полное Эльдорадо, а вот для граждан - тяжеловатое испытание. Я благодарю Бога, что здесь родился. Представляю, что было бы, если бы я родился, например, в Швейцарии. Пришлось бы что-то придумывать, читать криминальную хронику, принимать тяжелые наркотики. Здесь же, чтобы погрузиться в метафизические бездны, достаточно просто выйти на улицу...», - продолжает Сорокин.

«Русский язык не кончился - не кончился и русский гротеск, на мой век хватит», - убежден Владимир Сорокин.

Ольга Бугрова

http://rus.ruvr.ru/2010/08/20/16582894.html