Интервью

Sorokin compara a Rusia con el último dinosaurio de la historia

.
Владимир Сорокин

El controvertido y popular escritor posmodernista ruso Vladímir Sorokin, cuya novela «El hielo» ha sido publicada en español el pasado mes de enero (editorial Alfaguara), compara la Rusia de hoy con el último dinosaurio de la historia y asegura que le resta muy poca vida.

«Rusia es un enorme tiranosaurio con los dientes desgastados.

Apenas se mueve, cada vez le cuesta más moverse. Yo diría que es un animal que se muere», precisa en una entrevista con Efe su diagnóstico paleontológico Sorokin, que a sus 55 años es considerado ya un clásico de las letras rusas.

Según el escritor, uno de los líderes del conceptualismo ruso, todo lo que ha vivido Rusia desde comienzos del siglo XX «son etapas de la desintegración del imperio».

«La desintegración empezó en febrero del 1917. Después, el inconsciente del imperio ruso con increíble esfuerzo engendró a los bolcheviques, que de una manera monstruosa reanimaron ese imperio», sostiene Sorokin, que con voz pausada suelta una a una frases demoledoras.

En su opinión, la Unión Soviética fue «una especie de galvanización del cadáver del imperio ruso, su reanimación artificial».

«Fue un experimento monstruoso, que al principio tuvo éxito al precio de sacrificios colosales, miedo, aislamiento. Luego, de modo natural, el cadáver continuó su caída», añade el literato.

Para Sorokin, el último período de la historia rusa, el de (los presidentes) Vladímir Putin y Dmitri Medvédev, es «la última etapa de la galvanización del cadáver imperial».

«¿Que va a pasar? ¿Se desplomará ahora o caerá como en cámara lenta durante varios años? No se sabe», añade el escritor con una sonrisa forzada, cargada de fatalismo.

Rusia, insiste, es «un país impredecible, enigmático», aunque su pueblo «no tiene la menor voluntad de normalizar la vida y la situación política».

«Así no puede seguir. No le doy diez años», sentencia el autor de la distopía «El día del oprichnik», hasta ahora su otra única novela publicada en español.

Adversario declarado del sistema político implantado por Putin en Rusia al comienzo del siglo, Sorokin asegura que prácticamente le han forzado a pronunciarse.

«Yo quería ser un literato, pero ellos (los oficialistas) me hicieron escritor en la comprensión rusa clásica de la palabra, profeta, maestro de la vida, etc.», dice con sorna el escritor, cuyos libros públicamente fueron arrojados a un retrete simbólico por miembros de una organización juvenil oficialista.

Su mirada adquiere calidez cuando habla de literatura, que «abriga el alma» en el «invierno político ruso» y por la que -asegura- hay cada vez más interés.

La gente, dice Sorokin, en el último tiempo compra libros «como leña en invierno».

«Conozco a jóvenes y familias jóvenes que no ven televisión por principio», añade el escritor, que resalta el creciente interés del público por la literatura.

En ese sentido, destacó que «afortunadamente» han caído las tiradas de las novelas policiales y de amor, que dominaron el mercado ruso en los pasados años 90.

«No puedo entender cómo se ve Rusia desde España», dice Sorokin al señalar que para él es todo un misterio la acogida que le dará a «Hielo» el público hispanohablante.

Escrita en 2002, antes de «El día del oprichnik» (2006), «El hielo» forma parte de una trilogía, narra la historia de una secta y, según el propio autor, trata de la «búsqueda del paraíso espiritual perdido» y es una «reacción a la desilusión por el intelectualismo actual».

Las obras de Sorokin, que además de novelas escribe obras de teatro, libretos de ópera y guiones de cine, han sido traducidas a una veintena de idiomas.

Bernardo Suárez Indart

п е р е в о д :

Писатель Владимир Сорокин сравнивает Россию с последним динозавром

Неоднозначный и спорный российский писатель постмодернист Владимир Сорокин, чей роман «Лед» в январе вышел в свет на испанском языке в издательстве Alfaguara, сравнивает сегодняшнюю Россию с последним историческим динозавром и утверждает, что жить ей осталось недолго.

«Россия — это огромный тиранозавр с износившимися клыками. Она еле передвигается, каждое движение дается ей с трудом. Я бы сказал, что это умирающее животное», высказал в беседе с корреспондентом агентства Efe свой палеонтологический диагноз 55-лений Владимир Сорокин, уже считающийся классиком российской литературы.

Как считает писатель, являющийся одной из знаковых фигур российского концептуализма, все, что пережила Россия с начала XX века, представляет собой «этапы распада Империи».

«Распад начался в феврале 1917 года. Затем, находившаяся в бессознательном состоянии Российская Империя с помощью немыслимых усилий породила большевиков, которые чудовищным образом возродили эту Империю», утверждает Сорокин, неспешно и с интервалами произнося одну за другой уничтожающие фразы.

По его мнению, Советский Союз представлял собой «что-то наподобие искусственно возрожденного трупа Российской Империи».

«Это был чудовищный эксперимент, который вначале проходил успешно за счет колоссальных жертв, страха, изоляции. Затем, естественным образом, труп начал разлагаться», продолжает литератор.

Как считает Сорокин, последний период российской истории — президентство Владимира Путина и Дмитрия Медведева — представляет собой «последний этап жизни имперского трупа».

«Что произойдет? Рухнет она сейчас или будет падать как при замедленной съемке в течение нескольких лет? Неизвестно», добавляет автор с натянутой улыбкой, исполненной фатализма.

Россия, говорит он, «страна непредсказуемая, загадочная», хотя ее народ «не имеет ни малейшей воли для того, что наладить свою жизнь и политическую обстановку».

«Так дальше продолжаться не может. Я даже десяти лет ей не даю», выносит свой приговор автор антиутопии «День опричника», до настоящего момента единственный роман Сорокина, опубликованный на испанском языке.

Убежденный противник политической системы, выстроенной Путиным в начале века, Сорокин заявляет, что его фактически вынудили выступить против существующего режима.

«Я хотел стать литератором, но они (официальные круги) сделали из меня писателя в классическом русском понимании этого слова: пророк, наставник, учитель и т.д.», в ироничном тоне говорит писатель, чьи книги  были демонстративно спущены в гигантский символический унитаз членами прокремлевского движения «Наши».

Его взгляд становится более теплым, когда он начинает разговор о литературе, «греющей душу» во время «политической российской зимы», интерес к которой, как утверждает Сорокин, все возрастает.

В последнее время ― говорит Сорокин ― люди покупают книги, как «дрова зимой».

«Я знаю молодых людей и молодые семьи, которые принципиально не желают смотреть телевизор», говорит писатель, подчеркивая растущий интерес населения к литературе.

Продолжая эту тему, он сообщает, что к счастью сократились тиражи детективных и любовных романов, преобладавших на российском рынке в 90-е годы.

«Не могу понять, как смотрится Россия из Испании», говорит Сорокин, указывая, что он даже представить себе не может, как воспримет испаноязычный читатель его роман «Лед».

Написанный в 2002 году, до «Дня опричника» (2006), роман «Лед» является частью трилогии, рассказывающей историю одной секты. Как отмечает сам автор, речь в нем идет о «поисках утраченного духовного рая», а сама книга является «реакцией на разочарование нынешним состоянием общественной мысли».

Произведения Сорокина, который помимо романов также пишет театральные пьесы, оперные либретто и сценарии для кинофильмов, были переведены приблизительно на два десятка языков.

Бернардо Суарес Индарт

отсюда